Optimus (optimuss) wrote in ru_grelka,
Optimus
optimuss
ru_grelka

Categories:

МАЛЕНЬКИЙ ЧИТАТЕЛЬ - ТОЖЕ ЧЕЛОВЕК (+ обзор 20 сказок )

Просмотрев почти все сказки в своей группе (группа Б), я убедился в том, что основной бедой сказочников является определенная «зомбированность» установкой ДЕТСКАЯ СКАЗКА. Сработал эффект двойного внушения.
«Сказка» – в восприятии многих участников грелки, это само по себе что-то легкое и воздушное. Хотя сказки тоже разные бывают – волшебные, бытовые, героические и т.д. К примеру от сказок народов Океании у многих европейских детей волосы бы дыбом на голове встали, не говоря о том, что после прочтения таких сказок вопрос о том, надо ли вводить в школах валеологию или нет уже бы не поднимался. А героические якутские сказки, где подробно описывается, как боотуры вырывают клочья мяса «размером со сковороду» у своих соперников абаасы (демонов), стоя по колено в черной крови? Да что там якутские сказки – классическую русскую народную возьмите про Ивана, Коровьего сына и Калинов мост… Там кровищща тазами хлещет, между прочим.
Но установка – работает. Сказка, еще раз повторюсь, в восприятии многих авторов это все-таки что-то такое доброе и пушистое. А уж когда отдельно оговаривается, что она «детская» - тут уж просто какое-то массовое помутнение начинается.



В результате мы получаем тонны сюсюкательной писанины, в которых названия животных обязательно снабжаются уменьшительно-ласкательными суффиксами, диалоги напоминают разговоры врачей с даунами, а разлитая по абзацам патока выступает каплями по монитору.
И не надо оправдываться, что, мол, ваша целевая аудитория – читатели 8 лет отроду. И для этой аудитории вполне можно писать, не подразумевая через строку, что читатель твой «зело юн», потому что «мал» и «глуп», это радиально разные понятия. Вообще проблема сознательного «поглупления» автора для того, чтобы его мог понять юный читатель, это главный бич не только «Грелки», но и многих сказочников, пытающихся писать для детей.
А между тем классики давно доказали, что маленький читатель – тоже человек. И не тем, что они возведены в рад классиков, а тем, что их истории, прочитанные в детстве не забываются и по сей день. И до глубокой старости не забудутся!
К примеру, классический «Филлипок» Толстого (пусть не сказка, но рассказ) написан вполне серьезно, как по отношению к главному герою, так и по отношению к маленькому читателю.
Впрочем, что там «Филиипок» - возьмите любую сказку Астрид Линдгрен или Туве Янсен. Они абсолютно серьезны по отношению к своим читателям и героям. Сказка – не равно липа. Сказочный антураж, юный возраст и юная целевая аудитория – то вовсе не оправдание для того, чтобы сюсюкать и плясать с погремушками. Писать для детей, это не значит самому впадать в детство. Вовсе нет – надо использовать свой опыт и свою память о детстве для того, чтобы дать читателю, что ему интересно. И только переименовав все белок и зайцев в бельчат и зайчиков этого не добиться.
Возьмите самую детскую сказку из цикла про Незнайку – про Цветочный город. Разве герои сюскают и говорят, как напыщенные дауны:
Солнышко не взошло!
Это потому, что мы не слушали маму!
Вовсе нет. Они абсолютно серьезны… и в то же время абсолютно свои, «детские».
У Киплинга есть серия детских сказок – про черепаху, ежа и ягуара, про древних людей, изобретающих алфавит, про пекаря и носорога… вы там видели сюсканье и патоку? Простые истории, написанные очень простыми словами и с большой серьезностью – ведь главное не рассказать, откуда взялись броненосцы, как появились буквы и почему у носорога шкура в складку. Главное донести целевой посыл, мораль – очень простую но важную: глупость высмеивается, ум поощряется, жадность наказывается.
Большую и грустную сказку «Гадкий утенок» Андерсена вспомните? Читалась бы она также серьезно и на такой берущей за душу ноте, если бы автор пустился разливать еле да патоку?
Пишешь сказку – не воспринимай детский мир, как мир упрощенный и приглупленный. У него просто своя правда и своя идеосфера.
Почему все дети любят Карлсона? Секрет прост – это взрослый, который держится держит себя с детьми, как равный!
Еще один момент: сказочники в моей группе в массе своей страшные пацифисты.
Они не признают и не допускают насилия как в отношении своих персонажей, так и с их стороны.
Почему-то почти все сказочники в моей группе забыли, что дети могут быть и бывают жестоки. В результате на жестокость в сказках наложено табу… Как будто авторы не зачитывались в детстве «Питером Пеном», где основным времяпрепровождением мальчишек является драка с пиратами и индейцами. Причем драка, в которой наносятся раны и тем, и другим, и третьим. А жестокая жизнь в джунглях, описанная в Маугли? Там страшно сказать – убивают и грызут друг друга!
А между тем жестокость – это неотъемлемая часть детского мира, когда постоянно разбиты коленки, исцарапаны руки, когда полдня ты проводишь сражаясь на палках, а другую половину стреляешь из игрушечного пистолета. Воюешь, побеждаешь, терпишь поражение, в мыслях смакуешь грядущую месть, потом миришься. И девчонки – если у них над душой не стоит мама – тут не сильно отличаются от мальчишек. Гендерные отличия проявят себя позже.
В результате же «пацифизации» сказок получается совершенно пресное чтиво.
А когда авторы пытаются начать рассказ для детей более взрослого возраста, начинается вообще катарсис. Пытаясь разобраться в общем потоке сказочного сюсканья, я все время не мог понять, какие книжки читали авторы в возрасте 10-13 лет? Неужели они не брали в руки волковского цикла про Изумрудный город? Сказку про робота Чао, победителя волшебников? Историю про звездного мальчика Гум-гама? Великолепные сказки Джанни Радари? Не говоря уже о том, что в 12-13-летнем возрасте прекрасно читаются такие «мальчишеские» книги (пусть и не сказки), как «Борьба за огонь», «Остров сокровищ», «Капитан Сорви-голова», «Последний из могикан», «Харка – сын вождя», «Топ и Гарри», печальные, часто трагичные рассказы Сеттона-Томпсона, великолепные познавательные книги Жуль Верна.
Да, не все понимаешь, не во всем разбираешься, что-то просто халтурно пропускаешь целыми абзацами – но зачитываешься! Оторваться не можешь! Фонарик в кровать берешь!
Ты разговариваешь с книгой и книга разговаривает с тобой – серьезно. В меру своего понимания. И именно эти книги помнятся спустя много лет, потому что авторы не ставили свой целью оглупить текст, настолько, насколько – по их пониманию – серьезно для тебя.
Хао!
Я все сказал.

А обещанный обзор первых 20 сказок – тут: http://zhurnal.lib.ru/o/obedin_w_w/retz44.shtml.
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments