Max (hobober) wrote in ru_grelka,
Max
hobober
ru_grelka

Categories:

"Сеанс одновременной редактуры на десяти досках".

Разбор Тор-10 Роскон-Грелки 2017 от ваших хваленых Олди в лице Олега :)



Сборник «Игры, которые играют в игры»:
Резюме: в целом сборник вполне удачный. Спасибо милым дамам, подарившим мне эту книгу и украсившим ее чудесными картинками-автографами!

Эльдар Сафин, «Зеленые холмы Дмитрия Тоцкого». Еще один удачный рассказ, который на самом деле повесть в жанровом смысле. Фантасмагоричность сюжетна, воплощена в действиях и поступках, конфликт динамично развивается, есть кульминация. И что забавно: по первому рассказу Эльдара я решил, что стиль автора для меня холодноват, умозрителен. Читая этот рассказ, я еще раз уверился в своем мнении – и вдруг финал вернул мне эмоциональную реакцию.

К. А. Терина, Наталья Федина, «Кафейные сказки». Как по мне, структурно это не рассказ, а маленькая повесть. Очень, знаете ли, хорошая повесть. Эмоциональная, яркая, аккуратно стилизованная, с выверенной композицией, выходом на кульминацию и четкой развязкой. Очень понравилось.

Юлия Ткачева, Валерий Боевкин, «Пока смерть не разлучит нас». Еще один хороший рассказ. Я ожидал более внезапного финала, но и этот вариант рассказа не портит. Совсем мелочи: чем-то рассказ напомнил тексты Зиновия Юрьева, когда советский писатель описывает жизнь Запада, которую знает по фильмам и книгам. Так и здесь: моменты, связанные с адвокатом, судом и журналистами, очень киношные, чуточку искусственные.

Карина Шаинян, «Чертик». Хороший рассказ, страшный. Напряжение растет, уже все понятно, а напряжение все равно растет. Кульминация фактически наезжает на развязку, которой нет – открытый, но вполне понятный финал оставляет возможность поразмышлять самостоятельно. Остальное – мелочи, типа редких слов-паразитов («какого-то хлама, какое-то навсегда испуганное…») и любви к наречиям, иногда прямо в одном абзаце («…страшно прорычала она. Ксюха довольно взвизгнула, и Настя испуганно прикрыла…»). Все это легко правится при желании.

Эльдар Сафин, Тина Желокова, «Х: долгая дорога из дома». Должно быть, я не целевая аудитория этого рассказа. Я понимал и интеллектуальную начинку, и эстетику стиля (которая мне не близка), но включиться эмоционально не смог от слова «совсем». Читал как умозрительную конструкцию, вспоминал, где эти же разработки встречались раньше, пытался сопереживать и не мог. Это не критика, это просто фиксация восприятия.
(реплика в сторону): Забавно, но пока что наблюдаю интересную тенденцию: чем выше оценка рассказа в рамках конкурса, тем меньше он мне по душе. Будем читать дальше. :-)

Александра Давыдова, «Кубик D3». Неплохой плохо написанный рассказ. Вот такое странноватое впечатление. С одной стороны, все приемы хоррора работают – нагнетание, деталировка, психопаты, запахи, состязания с убийственным исходом. С другой стороны, тавтология, неверное словоупотребление, неудачные конструкции предложений, ошибочные сочетания времен и падежей. Мне приходилось прорываться через очевидную торопливость письма внутрь, к содержанию – вроде как слушать прекрасную мелодию, когда исполнитель фальшивит – и это сказалось на впечатлении. Да, и побочная линия с писателем и его женой пришита на живую нитку. Тут надо крепко поработать, чтобы обе линии связались всерьез.

Юлия Гладкая, «Первый дубль». Фантасмагории не должны быть длинными. Переживания безумца не должны быть длинными. Зерно трагедии становится ясным очень быстро, а потом история тянется и тянется, и приходит к завершению, которое тоже угадывается заранее. Повествование в прошедшем и настоящем временах ведется бессистемно, что затрудняет чтение.

Виктор Колюжняк, «Город засыпает». Рассказ хорошо написан. Рассказ хорошо выстроен. Четко проведена идея с выходом на финальную кульминацию. При этом рассказ холоден, не вызывает эмоционального отклика, несмотря на заявленную драматичность ситуации. В финале идея превращается в морализаторство, чего можно было бы избежать. «Бог из машины» -- пожалуй, лишнее, его объяснения – резонерство, а это амплуа всегда охлаждает накал чувств у зрителя.

Ната Корнеева, Валерий Боевкин, «Голем и пустота». История раба, захотевшего свободы. История куклы, которая человечней людей. Рассказ эмоционален, герою сочувствуешь. Финал предполагается заранее, но сделан хорошо, ярко, сильно. Пожалуй, следовало бы почистить текст, убрав слова, неестественные в лексиконе простака-голема – например, «габариты». Если повествование идет от первого лица, надо соблюдать словарный запас персонажа.

Марина Дробкова, «Почти маджонг». Лирическая история о любви в бессмысленном мире. Трогает, цепляет, вызывает сочувствие и сопереживание. Есть четкие ассоциации с личным житейским опытом. Не сделан финал (который после звездочек в конце): банален, прост, разрушает очарование. Рассказ, пожалуй, стоило бы немного сократить – для повествования в настоящем времени («Ли кивает, хмурится») текста многовато.

Источник: Фэйсбук Олега Ладыженского
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments