?

Log in

No account? Create an account
Это и рвем

ru_grelka


Общество любителей рваных грелок

и их тузиков...


Previous Entry Share Next Entry
Обсуждение произведений группы 4
Талисман
sfrolov wrote in ru_grelka
Обсуждение произведений группы 4

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Весело! Хохотал, задумывался, снова хохотал, вздыхал, ухмылялся, морщился.
Замечательный конкурсный рассказ!
Конечно, он живёт только сейчас и только тут, дальше читать это будет не сильно интересно (актуальность темы этого конкурса пропадёт), но всё равно «антиграф» многие запомнят надолго.
При этом не знаком с подобным персонажем по чату и здесь тоже не встречал. Но верится, смеётся – и так далее.

Любовь, война и шведы

Хорошо! Качественный рассказ. Интересное переплетение фантазий, вымысла, мечтаний и стремлений в жизни героев. Читал с удовольствием.

Re: Любовь, война и шведы

(Anonymous)
Спасибо за комментарий, Саша Поляны. Поверьте, я оценил) Не буду приставать к вам с объяснениями своей идеи, но пристану с доказательствами возможности победы шведской армии под Полтавой.

Шведская армия к тому времени была истощена, страдала от недостатка продовольствия и уступала в численности армии Петра (которая, по некоторым данным, достигала численности в 80 тысяч - против примерно 30 тысяч шведов). Но все успешные битвы Карла, начиная с Нарвы, проходили именно в таких условиях. Карл всегда находил средство компенсировать недостатки и обойти преимущества противника. В этом случае противодействием численному превосходству должна была стать внезапность атаки, а нейтрализовать превосходство в артиллерии (от 102 до почти 300 орудий против 41 у шведов) - действиями в ночное время, когда точная стрельба (да и вообще никакая) была невозможна. Шведы должны были просто пробежать линию редутов перед главным лагерем русской армии, после чего ворваться в сам лагерь - а там уже началась бы паника и разделить войска противника, добивая по частям было уже делом техники - как при Нарве. Именно сценарий Нарвской битвы и должен был повториться. Кроме того в ближнем рукопашном бою шведская пехота в те времена не имела равных. Это признавал и сам Пётр, потому и полагался на массированный артиллерийский и ружейный огонь, в то время как Карл стремился все битвы свести к атаке холодным оружием. (В этом отношении тактика Карла всё-таки была в какой-то степени регрессом - наступала эпоха огнестрела и шведская армия при его предках - Карле XI, Густаве-Адольфе была сильна именно лучшей тактикой применения артиллерии и мушкетёров). План Карла, дававший вполне реальные шансы на успех, провалился по субъективной причине - он был ранен накануне битвы и не мог лично командовать. Без Карла точный план битвы не был доведён до старших офицеров и командиров полков, почему получился разнобой - кто-то стал штурмовать редуты, кто-то пытался их обойти. Фельдмаршал Реншильд, которому Карл доверил командование, сам был неплохим полководцем и пользовался доверием короля, но вот с остальными генералами имел очень натянутые отношения, что тоже сказалось на управлении войсками. Ну а дальше ошибки пошли по цепочке, одна влекла за собой другую. Уже изначально, когда шведская армия развернулась для атаки, тёмное время суток прошло и вся суть плана терялась. Разнобой помешал правильно пройти линию редутов, а дальше сказалось численное превосходство русских и концентрация огня артиллерии. Даже в таких самых неблагоприятных обстоятельствах шведская гвардия смогла потеснить фланг русских и заставить отходить несколько полков (а не всего один батальон Новогродского полка, как принято утверждать в русской историографии). Но в целом положение это уже спасти не могло. Однако, если даже в таких полностью проигрышных обстоятельствах шведы достигали частных успехов, то можно представить, что бы было, выйди шведская армия для атаки вовремя и ворвись она в спящий русский лагерь. Да, история сослагательного наклонения не имеет, но важно для установления исторической истины понять, что положение шведской армии при Полтаве не было обречённым и возможность для победы у шведов была, причём реальная, обоснованная возможность. Это, кстати, позволяет и по достоинству оценить победу Петра, которая была одержана не над безнадёжным противником, а над имевшим все шансы для успеха.

Апрель сорок второго

Исторично! Интеллектуально! Напомнило раннего Акунина – первые романы об Эрасте Фандорине. Антуражем, конечно, меткими авторскими словечками, обрисовывающими целые картины, фразами персонажей. Однако чувствуется перекос в сторону диалогов, рассказывания, когда хотелось бы и показывания. Я столько радею за показывание, сколько за счастливую золотую середину в повествовании. Устаёшь на диалогах – давай уже описания. Достал описаниями – вот пара живых человеческих фраз. Тут же под конец несколько чрезмерными показались диалоги, захотелось действия, «картинки».

Жёстко! Жёсткий рассказ, безысходный во многом. Хотя есть и светлое в этой жёсткости – светлый образ мужа-предателя в голове женщины главный герой всё-таки не разрушает, не добивает её.
С этим добиванием было бы совсем жёстко и беспросветно.
Написано хорошо, читаешь с полным несочувствием герою, такой рассказ, так всё задумывалось.

Случайная вакансия

Мощно! Мощная задумка, отличная реализация. Если бы всё было показано, а у героя шевельнулось некое желание, боюсь, было бы ещё мощнее. Ужасно, но вот так.
Всему верил, за всем следил, почему-то вспоминал рассказ Кинга про правильный выбор.

Забавно! Приятная история, люблю такие. Просто, увлекательно – потому что о нас.
Заканчивается хорошо и светло, тоже приятно.

Мастерски! Сказочно, конечно, но это о людях, о человеческом. Как будто знаком сам с этими героинями, сидел с ними в баре, был в подсобке магазина.
Заканчивается страшновато и непросто, но круто, неоднозначно.

Трам-там-там, большой трамвай

Нежно, трогательно, мягко! Конечно, выглядит таким, будто много раз уже встречалось, но от этого менее интересным не становится. Фраза мягко повторяется на всём протяжении, а в конце только задумываешься о том, что она абсурдна и мистична, – когда герои об этом говорят. Как отрезвляющее пробуждение после морока.
Концовка только немного покоробила, но это ладно.

Человечно! Социальный рассказ, качественная социальная фантастика.
Герои с их типажами держат повествование и вообще создают его, следишь за их историями и тем, как сами характеры разворачиваются. Это отличный подход. Герой меняется, мужает, становится новым героем. Прекрасно.

Сурово и сочно! Такие сочные и шикарные образы разлиты по тексту – залюбовался. Эти ведьмочки сидят на телеге с птичкой в руках, а потом – ням-ням!
Битвы, битвы везде. Суровые расправы со вчерашними друзьями, оказавшимися заклятыми врагами. Мрачновато, суровато, хорошо.

Много интересного, хочется романа!
Не понял сначала, почему это так: «воМЃроны». Имелись в виду «вОроны», наверное. Когда читал, подумал: вомгроны какие-то, значит, так надо. Потом только дошло, что ударение таким боком вылезло.
Хороший слог, читается легко, крепко сбитый сюжет.

Re: Мерзость

(Anonymous)
Корявый грелочный парсер. Или конвертация в fb2 глюкнула. вОроны, конечно.

Детективно! Сюжет цепляет, хотя расстановка характеров стандартная, обычная. Читал до конца с большим интересом.
Можно сохраню хороший пример зияния, чтобы его всем показывать? «…понимание религии и истории искусства». Прекрасно же, двойное зияние! Одно состоит из четырёх «и», а второе – из трёх. Блеск!
Такого у вас почти нет, просто коллекционирую подобные моменты. Но текст надо бы лучше вычитать, кое-где раскидать запятых.

Фэнтезийно! На моменте с тем, как гномы различают друг друга, расхохотался.
Стиль проработанный, но достаточно много встречается «былей», чтобы их не замечать. Не критично, но всё-таки.
Хорошо!

Черная ведьма из Черного леса

Сказочно-технологично! Жутковато и затягивает.
Зияния проскальзывают («избушки и искоса»), а в целом отличный обволакивающий стиль. «Если подумать» в мыслях ведьмы уместно повторяется, добавляет задумчивости-раздумчивости тексту.
Хороший рассказ.

Любо! Человечный робот, ослушавшийся создателя, разные «что-то пошло не так», Алиса, тут же отсылающая происходящее к Алисе Селезнёвой и Громозеке. Хороший, прочно сидящий в сюжете, продуманный рецепт из муки, такое точно не забывается и дорогого стоит.